GOGOL.RU Кино, театр, музыка, книги, городские новости, современное искусство, дизайн, живопись

Разработка мобильных приложений любой
сложности для платформ Android и iPhone.
Тел.: +7 916 225 1908, email: 2251908@gmail.com
Главная >>> Блоги >>> kovai
 
 

    Kovai's Blog



Обо мне    Авторизируйтесь    Друзья

Необходима авторизация

Всего работ: 352

Статус: Редактор
Раздел: Театр


Девочки из календаря

2010-10-12 10:11:29
Место : Театрально-концертный зал "Дворец на Яузе"

 15 и 16 октября 2010 года в Театрально-концертном зале «Дворец на Яузе» Продюсерская компания «Независимый театральный проект» покажет премьеру спектакля «Девочки из календаря» по пьесе Тима Ферта в постановке режиссера Александра Устюгова.

 Сюжет пьесы «Девочки из календаря» - это история из жизни. Несколько подруг постбальзаковского возраста решились ради благотворительных целей (сбор денег для онкологической больницы) сняться в календаре. Обнаженными!.. Сегодня эти женщины – национальные героини Великобритании,  их календарь собрал 2 млн фунтов. На эти деньги построена онкологическая больница.

Devochki-031

 Искрометная комедия «Девочки из календаря» легла в основу сценария одноименного фильма со звездами британского кино. Фильм вышел в 2004 г. и побил все рекорды кинопроката в Великобритании и США. В апреле 2009-го, к десятилетию выхода календаря, на лондонском Вест-Энде состоялась премьера спектакля, который с огромным успехом играется и сегодня, гастролирует по всей Англии.

 В российской версии «Девочек из календаря» заняты: Александра Назарова, Анна Каменкова, Марина Дюжева, Галина Петрова, Татьяна Рудина, Анна Якунина, Любовь Матюшина, Александр Сирин, Елена Бирюкова, Мария Рыщенкова и Николай Сирин.

Комментариев: 0

Улыбайтесь! Вас снимает скрытая камера...

Автор : Kovai (Аня Коваева)
2010-10-11 20:24:51
Родительская работа : Фотоаппараты

 Нынешняя премьера Театра на Юго-Западе получилась не менее сложной, чем овладеть искусством фотографии. 

 «Фотоаппараты» - так называется новый спектакль Валерия Беляковича – первая премьера 34-ого сезона. Постановка по пьесе Петра Гладилина длится около трёх часов. Как и всегда на сцене Театра на Юго-Западе минимум декораций, максимум эмоций и страстей, а пространство сцены завораживает ядовитым разноцветием, подчёркивающим узнаваемый фирменный стиль Беляковича-сценографа. Цвета эти, к сожалению, так трудноуловимы в объективе настоящей фотокамеры, что для каждого фотографа спектакль «Юго-Запада» - просто удивительная находка, которая не терпит неумелых рук. Но спектакль не о фотографах и их серых буднях, и уж точно не о технических новинках «Nikon’а» или «Canon’а»…

  В темно-голубых, сиреневых бликах едва ли можно разглядеть очертания неких коконов, из которых затем появляются ноги, руки, они начинают двигаться. Постепенно хаотичное движение превращается в механический танец. И первое время, угадывается мини-модель мира, похожая на матрицу или ячейки, где каждый человек строит свою жизнь, копошится подобно насекомому, но чем всё закончится ему давно известно. Важно другое, как прожить эти дни: как Шокобабочка – Андрей Санников, жизненный период которой равен одному дню, ярко, весело или же серо, буднично, как большая половина человечества, но умереть в благородных сединах на висках. Человеку выбор не даётся, - говорит режиссёр. Во всяком случае, мы все знаем, что когда-нибудь умрём. В спектакле для главного героя Алексея Матошина – Топоркова уже всё решено. Он ничего не может поделать с желанием своей будущей матери – Любовь Ярлыкова избавиться от ребёнка. Самое время немного рассказать о фантастическом сюжете пьесы иначе станет всё совсем запутано.

fotoapparaty_premera_v_teat_dsc0435

Алексей Матошин - Топорков

 Два зародыша Топорков и Говоркова – Олег Леушин через восемь месяцев должны появиться на свет, но одна из девушек, Тоня, не спешит стать матерью, скорее наоборот, она решит избавиться от ребёнка, о чём потом сильно пожалеет. А пока за это время пятинедельные герои уже успели подружиться, обзавестись фотокамерами – их мечта запечатлеть каждый миг жизни, и даже поработать в престижной нью-йоркской газете «Sunday Times» фотокорреспондентами. Иными словами, вся возможная жизнь ещё не рождённых героев пролетает в эти несколько месяцев. Только дороги у них разные. Девочка родится, а вот мальчику, как он наивно фантазировал, так и не придётся попробовать вкус сигары и алкоголя. Топорков – настоящий художник, он мечтает сделать самую прекрасную фотографию, а всё остальное для него неважно. За ней в спектакле он и охотится. Да и интрига действия держится отчасти на таинственной фотографии. Что же на ней он увидит?

fotoapparaty_premera_v_teat_dsc0302

Сцена из спектакля

 Известно, что когда человек умирает, то в последние секунды перед ним проплывают самые яркие картины его жизни. Видимо, режиссёр именно это хотел сказать, уводя героя к мистическому паромщику Аарону – Денис Нагретдинов, он то и переправит его по реке Стикс в тёмное царство Аида. Ожидание этого героя – жителя между двумя мирами, живым и мёртвым – жутковатое. Впрочем, когда он появляется, то напоминает героев из мистических триллеров «Сайлент Хилл» и «Обитель зла 4» - гигантских здоровяков, с орудием убийства подстать им (у Аарона большой мешок, который он тащит за массивный канат), лиц, как правило, не видно, с неимоверной силой крушащих всё живое на своём пути… Аллегория зла – хозяина тёмного мира. В общем, поклонникам ужастиков понравится. Сам же Топорков идёт туда в надежде сделать обещанный, загадочным здоровяком Майклом – Дмитрий Астапенко заветный снимок. В финале герой оживёт, но  только лишь для того, чтобы произнести прощальный монолог, подытожив всё, что этим вечером увидели зрители. Последнее слово того, кого лишили самого ценного - жизни. Тем самым, передав привет спектаклю «Куклы», где в финале абсолютно неожиданно выходит настоящий Сеньор Пигмалион – Валерий Белякович, чтобы перед зрителем произнести исповедь. Прямые цитаты из разных спектаклей театра наводняют зрелище – и мистический Аарон, и Майкл – все они откуда-то перекочевали, такие знакомые и понятные. В последних работах Валерия Беляковича мистика занимает не последнее место. Но вместе с тем в каждом спектакле есть и такие сцены, которые находят отклик в простой душе зрителя. Персонажи, как бы отрешась и спускаясь на землю, забыв про таинственную мишуру, высокую мораль, страсть, патетику и прочую условную суету, начинают разговаривать на другом, более понятном, спокойном языке. Дело в том, что игра актёров выстроена в надбытовом стиле: герои разговаривают на возвышенных тонах, гиперболизируя образ, делая его намеренно выпуклым, хохочут, гогочут, пугают, лица актёров превращаются в маски, образы – в карикатуры. И только в финале будут произнесены слова без прикрас и пафоса, по-настоящему, человеком, даже не актёром. Точно также в конце первого акта неожиданно искренно прозвучат куплеты из песен Булата Окуджавы. Вот им-то как раз здесь не место, но это только на первый взгляд кажется. У каждого героя своя история, т. е. песнь жизни даже в самом простейшем организме «не задушишь, не убьёшь». Вспоминается сразу «Даёшь Шекспира!» с его подземной лирикой. Эти спектакли роднит один приём. В «Веронцах» («Даёшь Шекспира!» поставлен по пьесе «Два веронца») герои стремились избавиться от бытовых и жизненных тягот, играя шекспировских влюблённых. Бродяги, нищие, попрошайки, алкоголики, инвалиды перевоплощались в прекрасных жителей Вероны. Но основой спектакля по-прежнему оставался быт московской подземки, где и обитали герои. И среди всей этой черноты неожиданно расцветал шекспировский мир. Актёры не переодевались в другие костюмы, но лохмотьев зритель уже не замечал, а видел Протея, Джулию, Ланса, Лючетту… В «Фотоаппаратах» всё наоборот: в фантастический сюжет вплетены бытового характера сцены – куплеты Окуджавы - они-то и создаются необычный контраст.       

fotoapparaty_premera_v_teat_dsc0408

Топорков - Алексей Матошин и загадочный Майкл - Дмитрий Астапенко

 Всего две женских роли в постановке, остальные исполняют мужчины. Валерий Белякович по-прежнему делает ставку на молодых артистов, выращивая новое поколение «юго-западников». Особого внимания заслуживает Денис Шалаев – исполнитель колоритной роли Мухи. Актёр ступил на сцену театра шесть лет назад заштампованным, зажатым и попросту беспомощным артистом. Оно и понятно, Денис закончил Нижегородское театральное училище по специальности «актёр театра кукол», после чего попал на курс к Валерию Романовичу. Единственным достижением был мальчик Томас из сказки «Маленькая колдунья», это потом появился Артур Холмвуд из «Дракулы» и Лаэрт из «Гамлета». За это время актёр профессионально вырос, и этому есть доказательство – его работа в «Фотоаппаратах». Он сумел создать яркий, комичный образ. А под конец его Муха вызывает даже сочувствие. В любой постановке Беляковича действие поддерживается комичным образом, а то и целым дуэтом. В «Фотоаппаратах» эту функцию выполняют философствующая Шокобабочка – Андрей Санников и Муха – Денис Шалаев, чьи рассуждения о дачниках и непростой жизни загородом не оставляют без улыбки.  

DSC_0171

Муха - Денис Шалаев

Говоркова - Олег Леушин

Топорков - Алексей Матошин

 Спектакль получился многосложным. Каждый зритель обязательно увидит что-то своё - кому-то будут близки искания художника, кто-то задумается одновременно о скоротечности и бессмысленности жизни, совсем другое дело, как её прожить, а для кого-то встанет вечный вопрос: кто даёт нам право на жизнь и кто его лишает. Ведь если бы герой Алексея Матошина появился на свет, возможно, он стал бы иконой в искусстве фотографии? Каким стал Леонардо да Винчи в живописи. И это ещё не всё, можно развить идею о таинственном снимке и т. д. В таком калейдоскопе замыслов сложно ориентироваться, а значит легко потеряться. Но важно одно, главный герой, пережив все моменты своего существования и уже успевший полюбить будущую жизнь – сколько всего ему предстояло бы передумать, перечувствовать - так и не родится. А значит, это нелишний повод ещё раз задуматься: что же я делаю на этом свете… Если не знаете ответа на этот непростой вопрос, тогда просто улыбайтесь и получайте удовольствие от жизни. При входе в магазин зачастую вас приветствует знакомая фраза «улыбайтесь, вас снимает скрытая камера».

 fotoapparaty_premera_v_teat_dsc0445

 

Фото Анны Коваи

Комментариев: 0

Фотоаппараты

2010-10-11 20:17:16
Место : Театр на Юго-Западе

 Два зародыша Топорков и Говоркова – Олег Леушин через восемь месяцев должны появиться на свет, но одна из девушек, Тоня, не спешит стать матерью, скорее наоборот, она решит избавиться от ребёнка, о чём потом сильно пожалеет. А пока за это время пятинедельные герои уже успели подружиться, обзавестись фотокамерами – их мечта запечатлеть каждый миг жизни, и даже поработать в престижной нью-йоркской газете «Sunday Times» фотокорреспондентами. Иными словами, вся возможная жизнь ещё не рождённых героев пролетает в эти несколько месяцев. Только дороги у них разные. Девочка родится, а вот мальчику, как он наивно фантазировал, так и не придётся попробовать вкус сигары и алкоголя. Топорков – настоящий художник, он мечтает сделать самую прекрасную фотографию, а всё остальное для него неважно. За ней в спектакле он и охотится. Да и интрига действия держится отчасти на таинственной фотографии. Что же на ней он увидит?

Режиссёр - Валерий Белякович

Актёры - Олег Леушин, Алексей Матошин, Любовь Ярлыкова, Олеся Шестовская, Александр Шатохин, Андрей Санников, Денис Шалаев, Денис Нагретдинов, Дмитрий Астапенко и другие

Теги работы:   театр на юго-западе    валерий белякович  

Комментариев: 0

"Фотоаппараты": премьера в Театре на Юго-Западе

2010-09-29 12:22:21

{*DESCRIPTION*

 «Фотоаппараты» - так называется новый спектакль Валерия Беляковича – первая премьера 34-ого сезона. Постановка по пьесе Петра Гладилина длится около трёх часов. Как и всегда на сцене Театра на Юго-Западе минимум декораций, максимум эмоций и страстей, по традиции, пространство сцены завораживает ядовитым разноцветием, подчёркивающим фирменный стиль Беляковича-сценографа. А цвета эти, к сожалению, так трудноуловимы в объективе настоящего фотоаппарата, что для каждого фотографа спектакль «Юго-Запада» - просто удивительная находка, которая не терпит неумелых рук. Но спектакль не о фотографах и их серых буднях, и не о новинках «Nikon’а» или «Canon’а»…

 В темно голубых, сиреневых бликах едва ли можно разглядеть очертания коконов, из которых затем появляются ноги, руки, они начинают двигаться. И первое время, кажется, что эта модель мира похожая на матрицу или ячейки, где каждый человек строит свою жизнь, копошится подобно насекомому, но итог всё равно уже известен. Важно другое, как прожить эти дни: как Шокобабочка – Андрей Санников, жизненный период которой равен одному дню, ярко, весело или же серо, буднично, но умереть в благородных сединах на висках. Человеку выбор не даётся. И в этом спектакле для героя Алексея Матошина – Топорков уже всё решено. Он ничего не может поделать с желанием своей будущей матери – Любовь Ярлыкова избавиться от ребёнка. Самое время немного рассказать о сюжете пьесы иначе станет всё совсем запутано.

 Два зародыша Топорков и Говоркова – Олег Леушин через восемь месяцев должны появиться на свет, но одна из девушек, Тоня, не спешит стать матерью, скорее наоборот, она решит избавиться от ребёнка, о чём потом сильно пожалеет. А пока за это время пятинедельные герои уже успели подружиться, обзавестись фотокамерами – их мечта запечатлеть каждый миг жизни, и даже поработать в престижной нью-йоркской газете «Sunday Times» фотокорреспондентами. Иными словами, вся модель жизни пролетает в эти несколько месяцев. Только дороги у них разные. Девочка родится, а вот мальчику, как он наивно фантазировал, так и не придётся попробовать вкус сигары и алкоголя. Топорков мечтает, как и любой другой художник, сделать самую прекрасную фотографию. За ней в спектакле он и охотится. Да и интрига действия держится отчасти на таинственной фотографии. Что же на ней он увидит?

 Известно, что когда человек умирает, то в последние секунды перед ним проплывают самые яркие картины его жизни. Видимо, режиссёр именно это хотел сказать, уводя героя к мистическому паромщику Аарону – Денис Нагретдинов, он то и переправит его по реке Стикс в царство Аида. Сам же герой идёт туда в надежде сделать обещанный, загадочным здоровяком Майклом – Дмитрий Астапенко заветный снимок. В финале актёр произнесёт прощальный монолог, подытожив всё, что этим вечером увидели зрители. Тем самым, передав привет спектаклю «Куклы», где в самом конце абсолютно неожиданно выходит настоящий Сеньор Пигмалион – Валерий Белякович, чтобы перед зрителем произнести исповедь. Прямые цитаты из разных спектаклей театра часто наводняют зрелище – и мистический Аарон, и Майкл – все они откуда-то перекочевали, такие знакомые и понятные. В последних работах Валерия Беляковича мистика занимает не последнее место. Но вместе с тем в каждом спектакле есть и такие сцены, которые находят отклик в каждой душе. Персонажи, как бы отрешась и спускаясь на землю, забыв про таинственную мишуру, высокую мораль, страсть, оставив суету, начинают разговаривать на другом, более понятном, спокойном языке. Так, в конце первого акта актёры поют песни Окуджавы. Вот им-то как раз здесь не место, но это только на первый взгляд кажется. У каждого героя своя история. Вспоминаются сразу «Два веронца» с их подземной пронзительностью и лирикой.

 У этого спектакля смысл не один и каждый обязательно найдёт свой – кому-то близки искания художника, кто-то задумается одновременно о скоротечности и бессмысленности жизни, свосем другое дело как её прожить, но отчётливо врезается в память вечный вопрос: кто даёт право на жизнь и кто его лишает. Ведь если бы герой Алексея Матошина появился на свет, возможно, он стал бы одним из лучших и талантливых фотографов?               

*/DESCRIPTION*} {*LINK0* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0355.JPG */LINK0*} {*SIGNATURE0* В спектакле Олегу Леушину достала женская роль. */SIGNATURE0*} {*LINK1* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0017.JPG */LINK1*} {*LINK2* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0071.JPG */LINK2*} {*SIGNATURE2* Топорков - Алексей Матошин, Говоркова - Олег Леушин */SIGNATURE2*} {*LINK3* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0123.JPG */LINK3*} {*SIGNATURE3* Топорков - Алексей Матошин */SIGNATURE3*} {*LINK4* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0127.JPG */LINK4*} {*SIGNATURE4* Говоркова - Олег Леушин */SIGNATURE4*} {*LINK5* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0134.JPG */LINK5*} {*LINK6* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0135.JPG */LINK6*} {*SIGNATURE6* Шокобабочка - Андрей Санников */SIGNATURE6*} {*LINK7* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0147.JPG */LINK7*} {*LINK8* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0148.JPG */LINK8*} {*LINK9* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0162.JPG */LINK9*} {*LINK10* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0173.JPG */LINK10*} {*LINK11* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0179.JPG */LINK11*} {*LINK12* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0180.JPG */LINK12*} {*LINK13* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0183.JPG */LINK13*} {*LINK14* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0190.JPG */LINK14*} {*LINK15* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0206.JPG */LINK15*} {*LINK16* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0210.JPG */LINK16*} {*LINK17* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0225.JPG */LINK17*} {*LINK18* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0228.JPG */LINK18*} {*LINK19* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0254.JPG */LINK19*} {*LINK20* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0261.JPG */LINK20*} {*SIGNATURE20* Маша - Елена Шестовская */SIGNATURE20*} {*LINK21* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0302.JPG */LINK21*} {*LINK22* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0322.JPG */LINK22*} {*LINK23* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0324.JPG */LINK23*} {*LINK24* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0355.JPG */LINK24*} {*LINK25* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0378.JPG */LINK25*} {*LINK26* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0383.JPG */LINK26*} {*LINK27* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0408.JPG */LINK27*} {*LINK28* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0435.JPG */LINK28*} {*LINK29* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/fotoapparaty_premera_v_teat/fotoapparaty_premera_v_teat_DSC0445.JPG */LINK29*}

Комментариев: 2

Футуристический колхоз

Автор : slava (Вячеслав Шадронов)
2010-09-28 11:21:37
Родительская работа : Поле

 Пряжко, по моему убеждению - наиболее значительный русскоязычный драматург своего поколения, а Григорьян - наиболее успешный его интерпретатор. Хотя считается, что "новую драму" не надо, нельзя "интерпретировать", надо ставить так, как написал автор (примечательно, что то же самое говорят сторонники "охранительной" режиссуры по поводу "старой" драмы). Но Григорьян не просто "интерпретирует" - он по сути сочиняет свой спектакль поверх пьесы, безусловно, отталкиваясь от текста, но создавая все-таки собственное произведение. Если говорить о Пряжко, то наиболее удачные, на мой взгляд, постановки его сочинений, выполнены в эстетике условно-игровой, а подход к пьесам Пряжко как к сугубо реалистическим, психологическим и социальным, губителен и для самих текстов, и для спектаклей. "Третья смена" Григорьяна - самый удачный из известных мне примеров обращения к драматургии Пряжко, и единственный в моей жизни случай, когда я смотрел один и тот же спектакль два дня подряд.

 Понятно, что по поводу "Поля" у меня были и ожидания, и опасения. Последние оказались напрасны - ровно час я испытывал восторг от того, что вижу. Если отодвинуть восторги в сторону, наверное, стоит отметить, что и ожидания оправдались не на все сто. Работая над "Полем", Григорьян двинулся в крайность, противоположную той, в которую часто впадают режиссеры, имеющие дело с т.н. "новой драмой", а именно - он полностью ушел от быта, окончательно отказался от всякого "реализма". Тогда как в "Поле", при всей заложенной в сюжете фантастике и условности формы, бытовой план не менее важен, чем мифопоэтический. Все составляющие зрелища - оформление сцены и костюмы (художник Галя Солодовникова), пластика, которая здесь носит не прикладной характер, но составляет основу режиссерской концепции (хореограф Анна Абалихина), музыка (композитор Валерий Васюков утверждает, что вдохновлялся Стравинским, которого считает отцом "техно") - нарочито условны. Один из персонажей, Костик (Кирилл Емельянов) появляется из костюма медведя; другой, водитель грузовика Виталик (Иван Мамонов), помещен в своего рода скафандр и его жизнедеятельность регулируется тумблерами; головные уборы женщин, напоминающие то ли кокошники, то ли накладные "нимбы"; видеоинсталляция; световые эффекты; механические приспособления в руках у действующих лиц - природное и техногенное, архаичное и футуристическое начала тут принципиально перепутаны. В таком радикальном отходе от малейшего бытоподобия есть своя правда, поскольку и сюжет пьесы чем дальше, тем сильнее дает крен в абсурд: бригада комбайнеров убирает поле, которое, как однажды выясняется, чужое, как они говорят, "европейское" - пространство, в котором происходит действие и в которое помещены персонажи, не то расширяется до космических, вселенских масштабов, не то, наоборот, стягивается, как в черную дыру, но во всяком случае, привычные системы координат здесь утрачивают актуальность.

 И все-таки полуритуальная-полумеханистическая пластика - а образ этого спектакля создается в первую очередь за счет пластического решения, затем сценографии и костюмов, актерам же простора для самореализации не остается (это само по себе не хорошо и не плохо, просто тут особый тип театра, где актер - только исполнитель, а не соавтор, как в традиционном психологическом театре), так что можно говорить не столько о спектакле, сколько о музыкально-пластико-драматическом перформансе - целиком переводит происходящее в условно-фантастическую плоскость. И при исключительном остроумии текста, помноженном на фантазию режиссера, в спектакле, во всяком случае пока, на момент премьеры, не хватает живых человеческих эмоций, реакций, пользуясь старомодной терминологией, "характеров", которые присутствовали, при аналогичном проникновении фантастики в бытовую ситуацию, в "Третьей смене", и делали ее произведением в своем роде совершенным.

Комментариев: 0

Поле

2010-09-28 11:14:19

 Спектакль поставлен по одноимённой пьесе Павла Пряжко, победителя драматургического конкурса "Действующие лица". Бригада комбайнеров убирает поле, которое, как однажды выясняется, чужое, как они говорят, "европейское" - пространство, в котором происходит действие и в которое помещены персонажи, не то расширяется до космических, вселенских масштабов, не то, наоборот, стягивается, как в черную дыру, но во всяком случае, привычные системы координат здесь утрачивают актуальность.

Режиссёр - Филипп Григорьян

Актёры - Александр Цой, Иван Мамонов, Алексей Гнилицкий, Павел Дроздов, Татьяна Фасюра, Юлия Скирина, Екатерина Директоренко, Кирилл Емельянов

Теги работы:   иосиф райхельгауз    театр "школа современной пьесы"    филипп григорьян    павел пряжко  

Комментариев: 0

Актёры выйдут на сцену один на один. Фестиваль "SOLO" откроет свои двери в ноябре

2010-09-28 10:48:22

 С 20 октября по 1 ноября в Театральном центре «На Страстном» состоится Международный театральный фестиваль моноспектаклей «SOLO». В течение тринадцати дней в рамках фестиваля будут представлены моноспектакли актеров, представляющих различные театральные школы, работающих как в российских, так и в европейских театрах: в «SOLO» примут участие моноспектакли из России, Италии, Греции, Израиля, Германии, Украины.

 В разные годы участниками Фестиваля «SOLO» были Алексей Девотченко (Россия), Александр Филиппенко (Россия), Евгений Гришковец (Россия), Реджеп Митровица (Франция) и многие другие. Настоящим событием нынешнего фестиваля станет приезд великого греческого режиссера Теодороса Терзопулоса, который представит свой спектакль «Эремос». В преддверии года итальянской культуры и итальянского языка в России на сцене Театрального центра будет сыгран спектакль Франческо Джоми и Сони Бергамаско «ESSE DI SALOMÈ». А легендарный театр «Габима» покажет спектакль «Обнаженная». В этом году в Фестивале примет участие и сам Председатель Оргкомитета Фестиваля «SOLO»  Константин Райкин, он сыграет свой легендарный спектакль «Контарабас».

 Все спектакли Фестиваля «SOLO» по сложившейся традиции будут сыграны на Театрального центра «На Страстном».

Комментариев: 0

"Тарарабумбия" откроет новый сезон: О планах театра "Школа драматического искусства"

2010-09-28 10:35:50

 1 октября театр «Школа драматического искусства» открывает свой 24 сезон спектаклем Дмитрия Крымова «Тарарабумбия». Спектакль поставлен к 150-летию со дня рождения А.П. Чехова в рамках Международного театрального Чеховского фестиваля 2010. В этот же день состоится открытие выставки скульптора Андрея Волкова, его работы выполнены из обычного металла.

 «Оказывается, обыкновенный металл, теряя привычную для глаза сковородистость и кастрюльность, становится нежным и податливым. Даже трогательным. Ничего удивительного, что именно он любим Волковым, человеком тонким, восприимчивым ко всякой мелочи. Словно перестроив его на молекулярном уровне, он превратил металл в кровь и плоть своих персонажей - в Дон Кихота, Чехова, в кисейных барышень и бледных юношей». Владимир Салимон.

 В планах театра на ближайший месяц дать не менее 30 спектаклей, среди которых главное место отдано премьерам прошлого сезона: «Саломея», «Гвидон» и пластическая постановка Олега Глушкова «Кафе Буто’н». А что касается будущего, то «Школа драматического искусства» приготовила немало новых постановок и насыщенную музыкальную программу.

20100914-20100909-IMG_0020

Сцена из спектакля "Человеческий голос"

 25 октября в залах театра появятся скульптурные объекты художника Владимира Мартиросова, лауреата премии «Триумф» (2001), «Чайка» (2006), под любопытным и знакомом каждому поклоннику театра названием «Биомеханика». А уже 7 ноября главный режиссёр театра Игорь Яцко представит на суд зрителей свою новую работу – спектакль «Человеческий голос», главную роль в котором сыграет актриса Мария Зайкова. Опера «Человеческий голос» была написана Фрэнсисом Пуленком в 1958г. За основу композитор взял уже известную к тому времени пьесу поэта, драматурга, режиссера и художника Жана Кокто. Моноопера Пуленка – это драма женщины, оставленной своим возлюбленным, в форме монолога, а вернее диалога по телефону с мужчиной, голос которого зритель не слышит.

 Затем появится спектакль  «Оперетка понарошку» - совместный проект с Французским культурным центром. По одноименной пьесе классика современной французской драматургии Валера Новарена. Режиссёр - Кристоф Фетрие, в ролях ведущие актеры театра.

  Также в ноябре пройдёт музыкальный фестиваль «Хиндемит». Вечера виолончельной и фортепианной музыки. Пауль Хиндемит — один из крупнейших немецких композиторов 20 века, музыкант, педагог. И 29 ноября концерт «Canto Ostinato» Симеона Тен Хольта для четырех роялей, в котором примут участие голландские и российские исполнители.

Фото предоставлены театром "Школа драматического искусства"

Теги работы:   театр "школа драматического искусства"  

Комментариев: 0

Одинаковы с лица

Автор : orlandina81 ( )
2010-09-27 19:37:11
Родительская работа : Мера за меру

 Одна из первых премьер сезона – спектакль Юрия Бутусова «Мера за меру» в театре Вахтангова. Очередное обращение режиссера к Шекспиру. До этого были спектакли в Сатириконе и в МХТ – трагедии и хроники превращались там в мрачноватые фарсы.

 Теперь Бутусов выбрал одно из поздних произведений классика – странную комедию с трагическим оттенком.

Спектакль открывается своеобразным прологом – длинной сценой, в которой при безмолвно застывшей фигуре героя, сидящего на стуле, мир спектакля наполняется хаосом (сценография Александра Орлова). По сцене мечутся люди, рассыпая пустые пивные банки, бутылки из серых полиэтиленовых мешков, раскидывая какие-то пестрые тряпки, уставляя небольшой стол на авансцене искусственными мертвенно-бледными цветами. Эти, похожие на смерть, цветы будут центральным символом на протяжении всех трех часов – правитель Анджело будет окружать ими себя и свою жертву, их же будет дарить сестре приговоренный к смерти Клавдио. Изабелла в обрамлении горшков с гнилью будет насвистывать трели, тоскуя о птицах. В мире этого спектакля нет жизни, все, естественно рожденное природой, невозможно здесь. Вопреки своему обычному почерку Бутусов на этот раз не придумал красивых смертей – в «Меру за мерой» никто не умирает – он просто отменил жизнь, погрузив героев в вакуум, в постапокалиптический мир. К финалу станет понятно, что изменения не только внешние.

yurii_butusov_postavil_v_tea_dsc1907

Сцена из спектакля "Мера за меру"

 В этом спектакле, по крайней мере, пока, ощутимое превалирование  формы над содержанием. Время тянется медленно, графические мизансцены, претендующие на символическую наполненность, страдают схематичностью. Все отживает, когда актеры чересчур стесненные формой, обретают большую свободу, что, конечно, не отменяет жесткой режиссерской архитектуры. Особенно запоминается сцена первого свидания Анджело с Изабеллой. Робкая Изабелла – хрупкая девушка с распущенными, прямо струящимися волосами (Евгения Крегжде), подбегает к сухопарому Анджело с мольбами, и отлетает, услышав бесстрастную риторику. «Болеющие» за нее тюремщик и друг Клавдио в глубине сцены дуют на Изабеллу, и она, словно кружащееся перышко, вновь льнет к Анджело.

 Сергей Епишев един здесь в двух лицах – он играет и герцога, и наместника Анджело. В роли герцога, переодевающегося монахом и со стороны наблюдающего за происходящим, он не очень интересен: впрочем, как и сама роль. В герцоге много скучного резонерства. Зато в роли сладострастного пуританина Анджело Епишев, актер, склонный к яркому, резкому рисунку, очень хорош. Его невозможная худоба в сочетании с баскетбольным ростом, угловатость линий тела, странное лицо, узкий классический костюм и огромные профессорские очки – все это превращает Анджело в ученого маньяка, в закомплексованного извращенца, скрывающего безумные желания под видом высоконравственной аскезы. Он похож на героев интеллектуальных триллеров и ужастиков, его мучительное противоречие родом из мира Хичкока или кого-то в этом роде. Очень современный злодей, неврастеник из нашего времени. В зале много смеются – Анджело не только страшен, но и нелеп в своих сомнениях и страхах. Первое свидание с Изабеллой повергает его в шок – налаженная жизненная программа летит к чертям, и затюканный изгой, книжный червь превращается в монстра. В следующей сцене с Изабеллой Анджело уже не угловатый недотепа, а проворное, ловкое животное – столы, выстроенные диагональю вдоль сцены, разлетаются в стороны, и Изабелла, преследуемая Анджело, оказывается загнанной в угол.

yurii_butusov_postavil_v_tea_dsc2062

Изабелла - Евгения Крегжде

Сцена из спектакля "Мера за меру"

 Мучения своего героя Епишев выражает резкими физическими жестами – пронзенный ужасом своего положения, он изгибается ломанной дугой, словно внезапная боль прошла сквозь все тело, и широко открывает рот в безмолвном вопле. Правда, здесь неизбежно возникает мешающая ассоциация с финальным немым криком героя Аль Пачино в третьем «Крестном отце».

 «Мера за меру» - пьеса многофигурная, и повествование не линейное – время от времени возникают параллельные линии и темы. Эта мозаика удалась Бутусову не совсем. Пока спектакль идет в несколько рваном ритме – отдельные линии, особенно во втором акте, в сознании так и остаются непонятными отростками, встроенными интермедиями. Такова история Помпея (Евгений Косырев) – обычного мирного обывателя, промышляющего сводничеством – история о том, как вполне устроенный беззлобный мещанин при определенных обстоятельствах превращается в законного убийцу. И его тупое сознание здесь почти не потревожено – мимикрия на уровне генетики. Интересно решен образ палача (Леонид Бичевин), которым оказывается не ожидаемый мрачный злодей в черном колпаке, а тщедушный приглаженный чиновник с бесцветной физиономией с выдрессированным выражением офисного комильфо.

 Человеческого в этом искусственном мире, где вообще не бывает светло (сцена освещена лишь низкими черными конусообразными лампами), сосредоточено лишь в Джульетте (Мария Бердинских) – беременной подруге Клавдио, в их отношениях. Трогательна сцена, когда Клавдио (Владимир Бельдиян) под печальным взглядом доброго тюремщика, поддерживает Джульетту, с трудом поднимающуюся с приступка, прикладывается к ее округлившемуся животу, гладит по волосам.

yurii_butusov_postavil_v_tea_dsc2143

Анджело - Сергей Епишев

Сцена из спектакля "Мера за меру"

 Спектаклю мешает литовский оттенок – от ассоциаций с Някрошюсом избавиться почти невозможно – когда Изабелла, как перышко, летает вокруг гигантского Анджело, вспоминается безумный танец любви и смерти в «Отелло». Когда Клавдио украшает сестру бледными цветами в горшках, думаешь о смерти Дездемоны и похожем сумасшедшем ритуале Отелло. Безнадежный бег Изабеллы по кругу, многое в ее мимике и вообще во внешнем рисунке похоже на Настасью Филипповну Эльжбеты Латенайте в спектакле «Идиот». Ко всему прочему, музыка (это одна из самых сильных составляющих спектакля) Фаустаса Латенаса.

 Двигаясь вперед по тексту Шекспира, Бутусов под финал выстраивает свою драматургию. В оригинале справедливость торжествует, Клавдио остается жив, а Изабелла становится невестой герцога. У Бутусова никакого хэппи-энда не случается, и становится понятно, почему герцога и Анджело играет один актер. В мире, где уже давно наступил никем не замеченный конец света, добро не отличить от зла. Мысли эти закрадываются уже тогда, когда герцог, решив спасти Клавдио, легко отдает приказ о казни Бернардина – некоего узника, чья вина не доказана. Чем, кроме природного садизма, можно объяснить решение герцога скрыть от измученной Изабеллы спасение брата. Да и как объяснить самоустранение герцога и добровольно избранную им позицию равнодушного наблюдателя. Поэтому придумав свой финал, Бутусов не гнался за оригинальностью, а просто следовал логике текста. Его герцог оказывается двойником сладострастного Анджело. Насладившись ролью благородного избавителя, он требует положенной ему награды, и тут повторяется мизансцена из первого акта: невозмутимым тоном герцог предлагает Изабелле отдаться ему. Сначала шутливо ходит за ней, небрежно отталкивая столы и улыбаясь, потом, дав волю инстинктам, начинает молчаливую жестокую охоту. Испуганная Изабелла, у которой в душе сейчас рушится вся, вложенная Богом, система координат, все представления о добре и зле, сжимается на столе в позу эмбриона, в беспомощной попытке защитить себя, в надежде исчезнуть. Финал, решительно обозначивший концепцию и режиссерский месседж, искупает многие шероховатости, сбои темпа и издержки формы спектакля.

Комментариев: 0

Свита сыграла короля! Проект Влада Демченко "Зачарованный смертью"

2010-09-24 15:19:30

{*DESCRIPTION*

 Недалеко от станции «Китай-город» есть магазин «Белые облака». Здесь продаётся восточная литература, свечи, сувениры, масла, продукты – всё, что интересует поклонников восточной культуры. Для многих это место стало своеобразной Меккой, где можно не только что-то приобрести, но и просто медитировать и даже послушать интересные лекции. Теперь здесь на втором этаже расположился и театральный зал, первым спектаклем в котором стал проект Влада Демченко «Зачарованный смертью» по культовому произведению Юкио Мисимы «Исповедь маски».

 Прежде чем попасть в зал перед зрителями проплывает удивительный мир, наполненный диковинными ароматами, на стенах выписаны иероглифы, на полках мысли мудрейших философов и другие атрибуты, создающие неповторимую атмосферу и тем самым подготавливающие зрителя к особенному зрелищу. Небольшой зал, рассчитанный на тридцать человек, раньше использовался для занятий. Организаторы театра «Белое облако» планируют давать на этой площадке соответствующие спектакли. Конечно, Шекспир и Островский в классическом прочтении не приживутся на этой площадке, но Карлос Кастанеда – вполне. Впрочем, всё это только вопрос времени.

 В спектакле «Зачарованный смертью» занят один актёр Влад Демченко. Его герой переживает разные периоды своей жизни от детства до зрелости, в его памяти всплывают разные картины. Вот он болезненный и полный неразрешимых комплексов ребёнок в школе завидует слаженной, пышущей здоровьем, фигуре своего одноклассника; вот первый поцелуй, от которого становится неловко перед своей пассией и хочется провалиться сквозь землю или, на крайний случай, тут же раствориться в воздухе; первая любовь, служба в армии, война, незабываемый образ самой красивой актрисы в красном одеянии и маске… Все эти картины вместе с героем перелистывает и зритель, вспоминая себя в его возрасте. Можно ещё долго перечислять те моменты, которые в обычной жизни каждого человека, несомненно, играют важную роль. На сцене почти ничего нет. Тусклый свет сменяется разными бликами, у осени свой цвет, так же, как и у зимы. Из белого чемоданчика герой достаёт свои «воспоминания», каждый раз меняя маски, костюмы и образы.

 Но общего у актёра с текстом Мисимы мало. И дело даже не спасает то, что пластические жесты, пантомимы, которые у Демченко выглядят куце и грубовато, ставил японский балетмейстер Морихиро Ивата. А в самом несоответствии подачи материала и сдержанности, утончённости японской культуры, не только театра. Т. е. нельзя играть японскую драматургию «по-русски». По той простой причине, что японский театр, его красота и суть, скрыты в малейшем движении пальцев, рук, тела… Этот театр сдержан. Зрителю остаётся только наслаждаться рисунком движений и догадываться, что скрыто под ним. Эмоции в японском театре преобразованы в движения. У Влада Демченко, они преобладают на первом месте. Впрочем, актёр то тут не виноват, дело в разных актёрских школах, мировоззрении, культуре сочетание которых приводит к эклектике. Утончённым жестам, коими активно пользуются артисты в восточном театре, научится за несколько месяцев просто невозможно. Для артиста иной актёрской формации нужны годы работы.

 Из всего спектакля запоминаются только большие, круглые глаза актёра, которые, казалось, постоянно чему-то удивляются. Образ у Демченко получился ранимым, его герой часто плачет и много откровенничает, а в конце выпустит в зал несколько красивых бабочек. Одна из них села на белую рубаху, висевшую на сцене в одиночестве. Будто и не было героя вовсе – всего лишь воспоминания. И тогда становится понятным смысл фразы: «Человек жив воспоминаниями». Но вся эта глубина и утончённость, которые должны читаться в каждой складке этого спектакля теряются и ускользают. Без специальной подготовки, гимнастики, философии это превращается в скучное зрелище. Интимный театр не приемлет откровения. Только внешняя красота движений, тела актёра и внутренняя сосредоточенность зрителя приведут к гармонии. А пока получается Мисима и актёр существуют отдельно друг от друга. И завораживающий антураж выглядит гораздо многообещающе, чем сама постановка, так и не оправдавшая надежды на вдумчивое, глубокое и утончённое восточное зрелище. Свита всё сыграла за короля.              

*/DESCRIPTION*} {*LINK0* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0433.JPG */LINK0*} {*SIGNATURE0* Влад Демченко - главный и единственный исполнитель роли в спектакле "Зачарованный смертью" */SIGNATURE0*} {*LINK1* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0413.JPG */LINK1*} {*LINK2* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0421.JPG */LINK2*} {*LINK3* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0426.JPG */LINK3*} {*LINK4* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0432.JPG */LINK4*} {*LINK5* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0435.JPG */LINK5*} {*LINK6* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0436.JPG */LINK6*} {*LINK7* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0439.JPG */LINK7*} {*LINK8* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_CSC0441.JPG */LINK8*} {*LINK9* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0138.JPG */LINK9*} {*LINK10* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0168.JPG */LINK10*} {*LINK11* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0194.JPG */LINK11*} {*LINK12* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0246.JPG */LINK12*} {*LINK13* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0251.JPG */LINK13*} {*LINK14* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0289.JPG */LINK14*} {*LINK15* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0298.JPG */LINK15*} {*LINK16* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0336.JPG */LINK16*} {*SIGNATURE16* В конце спектакля актёр выпускал в зал живых бабочек */SIGNATURE16*} {*LINK17* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0364.JPG */LINK17*} {*SIGNATURE17* На пресс-конференции Влад Демченко и балетмейстер Морихиро Ивата */SIGNATURE17*} {*LINK18* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0366.JPG */LINK18*} {*LINK19* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0372.JPG */LINK19*} {*LINK20* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0377.JPG */LINK20*} {*LINK21* /var/www/gogol/data/www/gogol.ru/users/gous4a5f297ada942/images/svita_sygrala_korolya_proekt/svita_sygrala_korolya_proekt_DSC0399.JPG */LINK21*}

Комментариев: 0

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36